November 29th, 2012

Вот мифология и цветет

Многие недоумевают, как это господа фальшивые кандидаты (число которых быстро пополняется) не могли опубликовать честную статейку в Вестнике Какого-там Университета -- не Naтure, чай.
Отвечаю: для опубликования честной статейки ее надо сначала написать (причем желательно без плагиата), оформить, отправить в журнал, потом год ждать рецензии (не Naтure, чай), потом править честную статейку и отвечать на бред рецензента, потом ждать еще полгода (не Naтure, чай), потом спорить с вердиктом редактора "непубликабельно", потом опять исправлять, потом ждать полгода гранок (не Naтure, чай), потом править гранки и ждать еще полгода печати журнала. Сколько там набежало? я не следил.
Вся эта тряхомудия стОит труда, нервов, времени и денег.
Тогда как печать "дополнительного" фальшивого номера все эти заботы снимает: нервов - ноль, времени - неделя, расходов - сканнер и лазерный принтер, 500 баксов.
Более того, происходит автоматическая оптимизация денежных потоков, поскольку удовлетворяются запросы сразу нескольких кандидатов в кандидаты (такая же стратегия действует и по отношению к Совету -- оптом дешевле).
It's economy, stupid.
Понятно, что в таком сценарии даже не предполагается, что статейки писались самими кандидатами.

Тут въедливый читатель спросит: а как же удалось впарить такую развесистую туфту кандидатам? А очень просто: кандидаты законов не читали и правил не знают. Им-то зачем?
Как говорит моя замечательная френдесса neiztvoegorebra, правила (а также положения и политики) никто (или почти никто) не читает. А зачем, если есть пролетарское сознание. Ну и плюс мифология цветёт пышным цветом.

Вот мифология и цветет.

Из воспоминаний

Глубокий октябрь. Подмосковье. Я еду в машине с тремя иностранцами в сторону г.Королева. У нас научная школа для наиболее продвинутых студентов университета. Дорога - полоса в каждую сторону. Плотный траффик. Поливает дождь. Темно. Лихие 90-е. Каждой третий встречный обгоняет по встречке. Дальним светом нам в морду. Иностранцы сидят ни живые ни мертвые. Я развлекаю их ненужной болтовней. Мне тоже страшно: я час назад как прилетел. При подъезде к месту мероприятия фары выхватывают три сгорбленные мокрые фигуры, бредущие по дороге в попутном направлении. Водила чудом выворачивает руль на встречку, встречная машина улетает на обочину. Влёт видим: три сгорбленные мокрые фигуры несут по бутылке водки. В каждой руке. Иностранцы произносят ааах. Я бодренько говорю: это точно не наши студенты, наши студенты слишком умны (too smart for) для такого поведения. Доезжаем до дома отдыха, регистрируемся, пятое-десятое. Открывается дверь и в фойе вваливаются три сгорбленные мокрые фигуры.

В каждой руке - по бутылке водки.